Автор: Елена Емельянова
24.02.2015

Портрет человека с комплексом самоуничижения

Каждый тип созависимого человека является обладателем соответствующего комплекса, выросшего на месте «надлома» его Я в связи с дефицитом любви. В свою очередь, каждый комплекс предполагает и определенный способ заполнения Я. Эти комплексы таковы: самоуничижение, мученичество, садистские наклонности, нарциссизм и ненасытная жажда любви.

Человек с комплексом самоуничижения всегда старается держаться в тени — так ему спокойнее. Он уже давно убежден: что бы он ни делал, это обязательно получится плохо, он просто не способен оправдать ожидания других людей, ему не дано достигать успеха, самый лучший способ не вызывать раздражения окружающих — это поменьше путаться у них под ногами. Часто такой человек может выглядеть неряшливо или, по край¬ней мере, невзрачно. Его одежда и прическа как будто просят: «Не обращайте на меня внимания. Я просто не стою этого». Он никогда не стремится занять какую-нибудь заметную должность. У него нет этого не только в планах, но и желания такого он никогда не испытывал. Он соглашается с любыми, даже с самыми плохими условия¬ми, и не требует большего, поскольку не считает себя достойным луч¬шей жизни. Иногда такие люди могут погрязать в нищете и разрушать себя алкоголем и наркотиками. В ряде случаев они могут вести вполне достойный образ жизни, много трудиться и даже достигать определенных успехов. Но больших достижений они боятся. Однажды достигнутые результаты влекут за собой соответствующие ожидания окружающих, а это пугает. Такой человек вовсе не считает успехи собственной заслугой. «Это всего лишь дело случая, — думает он. — И такого может достичь буквально каждый. Но второй раз у меня может просто ничего не получиться. Я только разочарую людей». И он старательно убеждает всех, кто отмечает его достижения, в том, что от него практически ничего не зависело. Просто случайное стечение обстоятельств. В дальнейшем он еще более тщательно следит, чтобы какой-либо успех случайно не свалился на его голову. Человек с комплексом самоуничижения не берет на себя ответственность даже за свои достоинства. Это слишком беспокойно и даже опасно. Поскольку такой человек не уверен в себе, своих силах и способно¬стях, он не решается самостоятельно принимать решения и предпринимать что-либо важное без подсказки со стороны какого-либо авторитетного лица. Он предпочитает передавать ответственность за себя и свою жизнь кому-нибудь, по его мнению, более компетентному. Из¬бегая ответственности, он избегает и свободы выбора, тем самым час¬то вынуждая себя жить не в соответствии с собственными потребностями, а выполняя волю и предпочтения других людей. Такое отношение к себе и своим делам не проходит бесследно. Потребности человека с комплексом самоуничижения не перестают существовать, они только подавляются и глубоко скрываются от собственного сознания. И хроническая неудовлетворенность жизнью — естественное следствие подобного вытеснения. Неверие в свои силы и самоограничения, вызванные этим, глубоко огорчают. Не удивительно, что у таких людей развивается депрессивный стиль мышления: ведь вспоминая прошлое, они видят одни промахи и неудачи; думая о будущем, они предсказывают себе одни провалы. Оценивая себя, они навешивают на себя самые уничижительные ярлыки. Как это ни странно, человек с комплексом самоуничижения может быть чрезвычайно внимателен к своей внешности. Он глубоко переживает любой, даже незаметный глазу постороннего изъян, а уж тем более явные отклонения от... эталона красоты. И это — одно из проявлений внутреннего конфликта. На самом деле, при всей своей внешней скромности и демонстрируемой непритязательности такие люди имеют высокий уровень претензий к тому, каким должен быть «достойный» человек. Именно разница между образом Идеального Я и восприятием себя реального является причиной столь печального комплекса. Человек с комплексом самоуничижения выглядит скромным и готовым угождать всем, кто его окружает. Но в действительности он полностью сконцентрирован на самом себе. Его голова постоянно занята мыслями о том, как он выглядит в глазах других людей, что он сделал неправильно, в чем виноват. Он заботится прежде всего о себе, когда стремится услужить — он должен выглядеть «хорошим», «милым», скромным. Он не должен раздражать, не должен выделяться на фоне окружающих, должен быть удобным для всех. Он постоянно сравнивает себя с окружающими, и, конечно, не в свою пользу. А ведь в соответствии с идеальным образом он должен быть лучше них! И это сравнение заставляет его постоянно извиняться. Он предпочитает предупредить людей о собственной несостоятельности, чем переживать впоследствии их разочарование. Кроме того, предупредив, он показывает себя человеком самокритичным, совестливым и скромным. Самоуничижающийся человек чрезвычайно зависим от мнения окружающих людей. Поэтому любая критика с их стороны для него не¬выносима. И в этом выражается еще одно противоречие. Критикуя открыто самого себя, он чувствует боль и гнев, если с его словами соглашаются. Попробуйте сказать ему, что вы согласны с тем, что он никуда не годится и ни на что не способен, и он затаит враждебные чувства по отношению к вам. Не для того он ругает себя, чтобы вы с ним согласились, а для того, чтобы вы возразили ему, и таким образом он получил, наконец, подтверждение собственной значимости. Тайная мстительность и враждебность вовсе не чужды самоуничижению. Слишком много человек терпит ограничений, наблюдая, как другие смело идут вперед. Слишком убедителен он бывает, доказывая свою ничтожность. И в результате многие начинают относиться к нему в соответствии с его поведением. А это обидно. Но обида и враждебность тут же сливаются в жуткой какофонии с чувством стыда и вины. Внутренний конфликт состоит в том, что в глубине души самоуничижающийся человек уверен, что заслуживает презрения, и одновременно он хотел бы выглядеть лучше других. Будучи не в состоянии принимать самого себя таким, каков он есть, человек с комплексом самоуничижения не способен поверить, что другие, узнавшие все его недостатки, могут отнестись к нему с дружбой и принятием. Он перестает воспринимать любые положительные чувства других людей. Комплимент он воспринимает как саркастическое замечание, выражение симпатии — как снисходительную жалость. Если кто-то хочет его видеть — это потому, что он от него что-нибудь хочет. Если другие люди выражают ему свое расположение, то только потому, что они плохо его знают, или потому, что он может быть им чем-то полезен, или потому, что они сами ничего не стоят. Если кто-то не поздоровался с ним на улице — это пренебрежение, если задержал¬ся — это неуважение, если добродушно подшутил — это явное стремление его унизить. При этом сам человек не осознает происходящие в нем искажения: он уверен, что полностью прав. Что же служит причиной для развития такого тяжелого комплекса? Прежде всего — завышенные требования со стороны родителей, оправдать которые ребенок явно не способен. Следующая причина — постоянные сравнения с другими детьми, которые делают родители и которые оказываются не в пользу ребенка. Понятно, что мама и папа, вероятно, желали таким образом стимулировать у своего чадушки стремление совершенствоваться и достигать успехов. Но получили они как раз обратное: ребенок понял, что он просто не может соответствовать столь высоким требованиям. В дальнейшем он сам к себе начинает предъявлять подобные требования, сам себя критикует и сравнивает с другими людьми не в свою пользу. А по¬ка он твердо усваивает, что если он ничего не делает, то получает гораздо меньше критических замечаний, чем когда начинает делать и при этом ошибается. С другой стороны, слишком требовательные родители никогда не бывают полностью удовлетворены действиями ребенка. Постепенно у него развивается страх провала. Это еще больше сковывает его и приводит к новым неудачам. Предвидение одних только не¬удач окончательно рождает в нем убеждение, что безынициативность и апатия — самый безопасный способ поведения. По край¬ней мере, это не приводит к разочарованию. Но ему жизненно важ¬но получить любовь. Поэтому свою неловкость и неумелость ребенок старается компенсировать ласковостью, послушанием и / или незаметностью. А если ему все-таки приходится что-то делать, он заранее извиняется за свою неполноценность, как бы предупреждая разочарование. Однако низкое самомнение ребенка вовсе не означает, что он действительно никуда не годится. Часто самоуничижение разъедает душу весьма талантливых людей. Поэтому успехи все-таки периодически достигаются, несмотря на все блокирующие обстоятельства. Но любое достижение ребенка вызывает только одну реакцию его родителей: «Ну вот, можешь, когда хочешь!». Теперь от него ожидают еще большего. По существу, от него хотят безупречности и совершенства. Планка требований поднимается. Угроза провала увеличивается. Так в ребенке развивается страх успеха. Он предпочитает подавить свои способности, чтобы даже нечаянно не вызвать пугающие его ожидания. 4. Кто-то из родителей передает ребенку собственный комплекс самоуничижения. Он говорит: «Не высовывайся! Куда нам! Есть много людей, которые умнее и лучше во всех отношениях. И они не любят таких, как мы. Чем меньше тебя замечают, тем безопаснее находиться среди людей». Постоянное подавление собственной энергии и стремление быть незаметным постепенно сказывается на всем облике человека, а затем и на всей его судьбе. Итак, подытожим все вышеизложенное. Родительские посылы: □ «Ты должен соответствовать нашим ожиданиям!» □ «Ты должен быть лучше других». □ «Чтобы выглядеть лучше других, ты должен раньше других на¬учиться многому такому, что они не умеют. Причем делать это ты должен в совершенстве». □ «Если ты не соответствуешь нашим требованиям, то ты ничтожество». П «Если ты не соответствуешь нашим ожиданиям, ты расстраиваешь нас, и ты недостоин нашей любви». О «Не высовывайся, чтобы над тобой не смеялись. Ты не достоин уважительного отношения, ты ничтожество». Выводы ребенка: О «Раз я не могу выполнять то, что они от меня требуют, значит, я неполноценный». □ «Любят только умных, умелых, успешных людей». О «Мне очень нужна любовь, но я ее недостоин». □ «Мне очень нужна любовь, и я постараюсь, по крайней мере, поменьше раздражать родителей. Для этого я буду милым и предупредительным. И я постараюсь предупреждать их заранее о возможности моих неудач, чтобы они меньше сердились». О «Чем реже я что-либо делаю, тем меньше на меня сердятся. По¬этому нужно поменьше проявлять инициативу и свести все дела к минимуму». П «Нужно тщательно следить, чтобы мои успехи не были слишком заметными. Все равно, это — дело случая. Но потом я обязательно еще больше разочарую родителей = Меня еще меньше будут любить». Результаты: П Эгоцентризм («зацикленность» на себе). □ Неуверенность в себе. □ Застенчивость. □ Высокий уровень требований к себе. □ Стремление привлечь симпатию окружающих посредством жалости к себе. □ Постоянное чувство вины и стыда. О Страх неудачи. О Страх успеха. О Обидчивость. □ Тайная мстительность. □ Болезненное восприятие критики. □ Избегание конфликтных ситуаций, даже в ущерб себе. □ Невозможность выразить свое мнение, постоять за себя. □ Хроническая неудовлетворенность жизнью. □ Стремление передать ответственность за важные решения и свою судьбу другим людям. □ Склонность выбирать доминирующих партнеров, руководящих его жизнью. □ Склонность выбирать критикующих и унижающих его партнеров (выполняется модель родительской семьи). □ Склонность к депрессии. Какое все это имеет отношение к созависимым отношениям? Самое прямое. Человек с комплексом самоуничижения строит свои отношения со значимыми людьми по принципу «Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической тер¬ритории в территории партнера». Он успокаивает собственную тревожность и максимально избегает страха неудачи и страха успеха, если передает ответственность за свою жизнь значимому Другому. Ему проще не испытывать своих желаний, не иметь собственных целей и стремлений, поскольку они предполагают определенную деятельность и достижение результата, который подлежит оценке. Сильный, активный, властный партнер, который готов распоряжаться его жизнью и диктовать свои условия, максимально соответствует самоуничижающемуся человеку. Он готов растворяться и угождать, он привык слушаться и быть незаметным. Да и критика доминирующего партнера хотя и больно ранит, но вполне привычна. Мало того, она ему необходима, поскольку постоянно возвращает его в привычную атмосферу его детства и подтверждает субъективное чувство верности его выбора: при таком количестве собственных «недостатков» ему просто не выжить без неустанного руководства близкого человека. Он чувствует себя абсолютно зависимым, но эта зависимость — единственно возможный для него способ существования. Соответственно, партнер должен обладать всеми качествами, позволяющими ему занимать доминирующую позицию. Мы можем пред¬положить, что при длительном и близком общении со зрелой личностью, доброжелательном отношении человека, заботящегося о развитии своего избранника, самоуничижение постепенно могло бы уступить место вере в собственные силы и самоуважению. Но в реальной жизни взаимодействие с таким партнером предполагает длительный период дискомфорта и тревожности. Так что каждый день самоуничижающийся человек будет стремиться подтвердить свою ничтожность, что, в свою очередь, невыносимо для зрелой личности, привыкшей разделять ответственность, уважать свободу решений и стремление к развитию. Такие люди настолько неудобны друг для друга, что их дли¬тельный союз практически невозможен без специальной терапевтической проработки. Впрочем, самоуничижающийся человек редко ошибается в выборе. Он чувствует влечение именно к доминирующим людям, а те видят в нем благодатную почву для удовлетворения своих потребностей во власти и контроле.