Оставьте отзыв о «Новом веке»
Допустимы изображения в формате jpg, gif или png
Перетащите файл для загрузки или
выберите файл
Не публикуется в открытом доступе
Оставьте отзыв о мероприятии и/или консультанте

Ваш отзыв очень важен для нас! Заполните, пожалуйста, форму.

Ответ

Прочтите ответ на свой вопрос. Возможно, при первом чтении вам не откроется весь смысл сказанного, а, может быть, вы даже не увидите связи между своим вопросом и полученным ответом. Понимание ответа может прийти к вам сразу, а может спустя дни и недели. Наберитесь терпения и ответ прояснится для вас при более вдумчивом чтении и последующем размышлении над прочитанным.

Заказать обратный звонок

Заполните форму, и мы обязательно вам перезвоним!

Запись на тренинг
Задать вопрос
Поле обязательно для заполнения
Поле обязательно для заполнения
О нас Новости Консультации Программы Расписание Оплата Контакты
Главная страница » Статьи » Тренинги » Директор на тренинге

Директор на тренинге

Директор на тренинге

Директор на тренинге

Из книги Надежды Прокофьевой «Бизнес-тренинг: с чего начать, как преуспеть» СПб, изд-во «Питер», 2009 г.

 2009 Надежда Прокофьева,

Присутствие директора на тренинге способно серьезно усложнить задачу тренера. Причины этого лежат в технологии проведения и самом принципе тренинговой работы.

ДИРЕКТОР НА ТРЕНИНГЕ

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ОДИН ИЗ УЧАСТНИКОВ – ДИРЕКТОР

Этот вопрос часто звучит на супервизии, и он не праздный. Нередко можно слышать такие диалоги между начинающими тренерами:

Сергей: «Что делать, если на тренинг продаж рвется директор? Компания небольшая. Ему дико хочется участвовать! Не знаю, что я с ним буду делать. Опасаюсь, что он будет мешать мне и участникам. Посоветуйте, как быть?!»

Максим: «Что, директор не человек? Чем он может помешать? Не вижу причин запрещать ему участие в тренинге».

Действительно, присутствие директора на тренинге способно серьезно усложнить задачу тренера. Причины этого лежат в технологии проведения и самом принципе тренинговой работы.

О принципе равенства

   Одна из групповых норм тренинга – равенство. Недаром люди сидят в кругу. Круг символизирует равенство и одинаковые возможности каждого в совместно создаваемом процессе и пространстве. Другая норма – безоценочность. Что бы ни происходило в тренинге, все хорошо, все будет использовано как материал для анализа и профессионального роста. По этой же причине всем участникам тренинга предлагается перейти в обращении друг к другу на «ты», чтобы подчеркнуть личностный, а не формальный характер отношений. В тренинге нет места иерархии. Здесь нет первых парт для «отличников» и «любимчиков», так же, как нет и галерки для отстающих и тех, кто впал в немилость учителя. Здесь и учителя-то нет. Есть лишь группа равных. Равенство и создает условия для возникновения доверия. Именно в условиях равенства возможно и соблюдение третьей нормы – открытости.   

   Теперь представьте себе, что вместе со своими подчиненными на тренинг пришел руководитель. Одна из его функций – оценка и контроль. Захотят ли сотрудники экспериментировать в его присутствии? Понятно, что никакого желания совершать ошибки и «пробовать перо» при собственном начальнике ни у одного здравомыслящего человека не возникнет: это небезопасно. Соответственно, ни открытости, ни доверия, ни мотивации к изменениям от участников ожидать не приходится. В присутствии руководителя люди будут вести себя формально и выдавать социально желательное поведение. Они будут «работать на директора», чтобы ему понравиться.

   Да и для самого директора ситуация не будет выглядеть безопасной с точки зрения сохранения позитивного имиджа. Стремясь сберечь «честь мундира», он ни за что не пожелает с этим «мундиром» расстаться. В присутствии подчиненных руководитель не захочет упасть в грязь лицом и показать свою некомпетентность. Это означает, что ему будет сложно сменить иерархическую позицию: вряд ли «генерал» сможет рискнуть и стать на время «рядовым». Он предпочтет остаться в роли руководителя, а не экспериментатора. Соответственно, основные усилия его будут направлены не на обучение, а на сохранение имиджа.

   Обычно эти аргументы, которые тренер приводит в момент переговоров о предстоящем тренинге, не действуют. Пока только тренер, знающий, сколько усилий нужно потратить на создание атмосферы доверия в группе для самораскрытия участников, заинтересован в благоприятных изначальных условиях. Не имея возможности заглянуть на профессиональную «кухню», директор не может даже представить себе, в какой степени его присутствие на тренинге способно повлиять на группу сотрудников. Обычно он отвечает примерно следующее: «Я плачу деньги. Мне тоже интересно! Я тоже хочу участвовать! Ничего страшного не произойдет – ведь это моя фирма, мы все друг друга и так с пеленок знаем! Я буду вести себя тихо и прилично, никому не помешаю!»

О принципе безопасности

   После таких слов мы можем представить себе, что наш директор – мужественный человек. Он готов пойти на риск и «вместе с народом» пойти поучиться. Допустим, у него нет властных амбиций, и он целиком и полностью стремится стать на время тренинга таким же, как все – рядовым, равным среди равных.

   Здесь для тренера важно не соблазниться благими директорскими обещаниями и позаботиться о сохранении его психологической и имиджевой безопасности, со всей ответственностью объяснив ему следующий риск. Помимо необходимости создания атмосферы доверия, как мы помним, технология требует проведения исследовательского упражнения, направленного на выявление зон неуспешности участников группы. Если руководитель соглашается принять групповые нормы, расстаться с привычной социальной ролью и стать рядовым участником, ему неизбежно придется лицом к лицу встретиться со своей неуспешностью. При этом встреча эта произойдет под пристальными взглядами оценивающих его сотрудников. «Наш-то Иван Иваныч каков оказался!» – будет читаться в народных глазах. – От нас требует, а сам ни черта не умеет! Мы гораздо компетентнее его!»

   Не стоит надеяться, что сотрудники будут лояльны к ошибкам своего руководителя, совершаемым на их глазах. Более того, если люди будут действительно раскрыты, они не преминут воспользоваться нормой открытости и высказать накипевшее (претензии к начальнику у подчиненных есть всегда) – прямо или иносказательно.

   Не знаю, у какого тренера повернется язык разбирать неконструктивные стратегии действий руководителя на глазах у его подчиненных… В рамках тренинга это было бы этично – группа и каждый ее участник, включая директора, приняла предлагаемые нормы, значит, руки у тренера развязаны. Но эта же группа через день-другой выйдет в реальность своей компании, помня о происходившем. Реабилитироваться в глазах подчиненных такому смелому директору будет, скорее всего, невозможно. Мы знаем, что чем выше должность, тем выше и требования к человеку, ее занимающему. Репутация пострадает. Имидж успешного руководителя придется выстраивать заново.

   Объяснив эти технологические трудности директору, предложите ему сделать сознательный выбор. И если ему очень хочется принять участие в тренинге и поучиться, пусть подберет себе открытую группу – благо рынок предлагает сейчас неисчерпаемые возможности – группу равных. Напомните ему и народную мудрость: «Всяк сверчок знай свой шесток» или «Кесарю – кесарево!». Участие директора в группе равных – тренинге для руководителей – даст неизмеримо больший эффект, чем попытка развлечься на тренинге со своими подчиненными. Существует еще один пункт, говорить о котором руководителю не стоит, но о котором должен помнить тренер, хотя бы для того, чтобы осознавать меру своей ответственности. Это осознание придаст его аргументам большую убедительность. Речь идет о феномене «козла отпущения», которого склонна выделять группа для реализации некоторых своих неконструктивных устремлений.

О КОЗЛАХ ОТПУЩЕНИЯ

   Поиски «козла отпущения» – это такая ситуация в группе, когда один из участников становится объектом негативных эмоций и отвергается другими участниками группы.

    Причины, по которым группа начинает искать и, при неумелом управлении со стороны тренера, находит своего «козла отпущения», стары как мир.

Миф о козле отпущения

  Как известно, стремясь заручиться поддержкой своих богов, люди издавна приносили им жертвы. Сначала в жертву приносилось все самое лучшее, чем владело племя: самые красивые девушки, самые сильные юноши, самые смелые воины и цари. Развиваясь и становясь рациональнее, люди научились обманывать своих богов, подменяя ценности: вместо царей стали казнить замещающих их шутов, вместо девушек сжигать их соломенные чучела, вместо прекрасных воинов приносить в жертву их пленников.

   В далекой древности существовал ритуал, с помощью которого общество могло очиститься от грехов и начать жизнь «с чистого листа», принося в жертву «нечистое» животное – козла. В древнегреческих трагедиях, описаниях оргий и вакханалий, сопровождающих культ Диониса, упоминается о существовании этого жертвенного ритуала.

   В Библии называется даже имя козла – Азазел. По закону Моисееву ежегодно в день грехоотпущения Азазела отсылали на верную смерть в пустыню, после того как возложением рук первосвященника все грехи народа израильского символически слагались на этого «козла отпущения».

  Затем реальное животное (козел) было заменено рабом (преступником, пленником). Эту жертву как существо, воплощающее все грехи человечества, показательно казнили, продолжая называть «козлом отпущения».

   Французский ученый, исследователь мифов различных народов Р. Жирар предлагает на основании этих описаний концепцию, объясняющую суть ритуала изгнания «козла отпущения». Вместо эскалации насилия в ответ на насилие существование козла отпущения позволяет направить негативную энергию общества на одну-единственную жертву. Именно в силу экономичности («малой крови») до сих пор этот миф на бессознательном уровне считается целесообразным, а его реализация широко отмечается в групповом поведении.

А что говорит об этом цивилизованный мир?

   И сегодня мало что изменилось в человеческих сообществах. Проверенный веками и вошедший в культурное наследие человечества, этот способ избавления от «балласта» успешно применяется людьми и по сей день. Увы, это удобно.

   Во-первых, наличие козла отпущения – это самая легкая и приемлемая возможность возложить на него всю вину за неудачи группы. На фоне неудачника самооценка других участников группы растет. Увы, это приятно.

   Во-вторых, создавая образ врага, группа имеет возможность сплотиться против него и единым фронтом двинуться к победе. Принесение одного в жертву оправдывается тем, что группа становится более сплоченной и эффективной. Увы, это очень быстрый способ, и этим он заманчив.

   В-третьих, поскольку «козлом отпущения» группа избирает того, кто выделяется больше других, у нее появляется возможность выровнять свои ряды, чтобы приблизиться к совершенству. Помните параметры «идеальной группы»? Некоторые имеют и собственный опыт, особенно из школьных лет, и знают о том, что «выделяться опасно». Ведь выделяясь, ты рискуешь. Цена высока: можно стать лидером группы, но можно и потерять ее расположение, превратившись в «белую ворону» или «козла отпущения». Увы, это самый легкий способ достичь совершенства группы.

   В-четвертых, некоторые участники сами создают предпосылки для отвержения другими членами группы. Их поведение не отвечает принятым в группе (гласно или негласно) нормам, а потому отвлекает на себя слишком много внимания, тормозя тем самым ее развитие. Увы, некоторые «сами напрашиваются…»

Пример

   В открытую группу на методический тренинг приходят менеджеры по персоналу, желающие повысить свой профессиональный уровень. Один из участников обладает ярко выраженной личностной особенностью: это холерик, бывший преподаватель, привыкший находиться в центре внимания, имеющий научную степень, блестящего ума и ораторских способностей, яркий и вполне симпатичный человек. В силу критичности развитого ума ему нравится подвергать сомнению любые истины. Он постоянно вовлекает тренера в диалог, пытаясь завязать дискуссию по любому поводу. Сначала группа очарована. Потом отдельные участники начинают конкурировать с ним за внимание тренера. Затем, видя, что решение практических задач заменяется, на взгляд остальных участников, «пустым философствованием», группа начинает вытеснять своего слишком выделяющегося из общей массы члена. Сначала – рациональными доводами и просьбами, а не добившись эффекта, – жесткими ультиматумами и отказом от совместной работы. В итоге группа готова идти к руководству тренинговой компании с ходатайством об изгнании излишне активного участника из ее рядов. Тренер, вынужденный встать на защиту найденного группой «козла отпущения», теряет драгоценное время методического тренинга на дополнительный «разбор полетов», чтобы помочь группе принять столь отличающегося от остальных ее членов участника обратно в свои ряды, а ему – выработать более конструктивный способ поведения на тренинге.

   Очень важно вовремя обратить внимание участников группы на появление первых же признаков такого неконструктивного поведения. Обычно оно начинает проявляться вполне безобидно: группой негласно выбирается участник, который становится объектом насмешек, перерастающих в издевательства. Обычно участник сам дает для этого повод. Увы, часто на эту роль попадает главный шутник группы, «выстраивающий» карьеру от безобидной роли «своего парня» через яркий имидж «шута» до трагичной участи «козла отпущения». Тренер, видя зарождение этого процесса «жертвоприношения», должен сразу сделать ситуацию прозрачной, подчеркнув, что таким способом участники группы пытаются разрешить групповые или свои личные проблемы за счет другого человека. Важно, чтобы участники приняли ответственность за свои действия на себя и нашли другие способы решения возникающих проблем.

Что делать, чтобы люди не становились «козлами»

    В психотерапевтической литературе предлагаются возможные способы изменения «козла отпущения» в группе. Они же успешно применяются и в бизнес-тренинге.

Тщательный отбор участников, основанный на принципе равенства, чтобы в группу не попали потенциальные жертвы (директор, к примеру).

Авторитарное изменение ситуации со стороны тренера. Пояснение процесса поиска «козла отпущения» в группе. Обсуждение происходящего.

Защита потенциального «козла отпущения» (это необходимо в начале работы, но не годится как долговременная стратегия). Тренер может направить внимание группы на другие проблемы.

Помощь «козлу отпущения». Тренер помогает ему понять свое поведение и действия, которые «толкают» его на такое положение в группе. Блокирование общения участников с потенциальной жертвой (как временная мера).

Ролевые игры и «разогревы». Это часть процесса прояснения, которая иногда помогает найти альтернативные способы удовлетворить те потребности группы, которые стимулируют поиски «козла отпущения».

Предложение «козлу отпущения» покинуть группу (используется только в крайних случаях в целях защиты жертвы) или завершение работы всей группы. Итак, мы видим, что ключевым из перечисленных способов защиты потенциального «козла отпущения» является изначальное соблюдение принципа равенства. Руководителю, стоящему выше своих сотрудников на иерархической лестнице, не место на тренинге, поскольку это создает для него самого опасную ситуацию. Не вдаваясь в детальные описания возможных трагедий, найдите аргументы, способные убедить директора отказаться от мысли участия в тренинге.

ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ РОЛЕЙ

   Многое уже было сказано о безопасности участников. Теперь пора поговорить и о том, что волнует тренера.

Народная мудрость гласит: «В одном храме не место двум богам».

   Если директор все же принимает решение принять участие в тренинге, задача тренера усложняется, но остается вполне выполнимой. Важно лишь помнить о том, кто руководит процессом и несет ответственность за результат. Тренер в этом случае должен обеспечить атмосферу равенства и безопасности всем участникам, временно приняв на себя функции руководителя. В этом случае он обращается с директором как с равным участником, ничем не выделяя его среди других, но при этом обеспечивая ему защиту от ситуаций, в которых он мог бы потерять авторитет. Например, в исследовательском упражнении директору выдается нейтральная роль, например активного наблюдателя, или такая роль, в которой у него будет отличное от всей остальной группы задание, не предполагающее выявления зон его некомпетентности.

«Мне кажется, очень важно перед тренингом встретиться с директором и проконсультировать его, выяснить, с какой целью он (она) туда идет:

- поделиться личным опытом (например, опытом продаж)?

- продиагностировать сотрудников?

- продиагностровать тренера?

- что-то еще?

   Важно, чтобы директор четко сам осознавал, что он хочет получить в результате своего участия. Может быть, после такой консультации он изменит свое решение.

   Если все-таки директор идет, важно договориться о разделении ролей. В тренинге главным является тренер: он организует процесс и ведет людей к результату, а директор становится таким же участником, как и все остальные. На тренинге директор уже не директор, а участник: он принимает правила и соблюдает их наравне с другими участниками группы.

   И здесь важно, чтобы тренер не допустил участия директора в тех упражнениях, в которых может вскрыться его (директора) некомпетентность, чтобы он не потерял уважения со стороны подчиненных и после тренинга все-таки остался для них директором.

  Задача не из простых.

   Мне повезло: директора, с которыми я работала, – люди адекватные и на всех тренингах вели себя адекватно: и там, где я тренером была, и там, где мы вместе были участниками.

   А работать с группой директоров – вообще одно удовольствие. Люди умные, стратегически мыслящие, у них всегда есть чему поучиться».

Анна Симонова, бизнес-тренер.

  В завершение нужно сказать, что есть организации, в которых директором транслируются демократические ценности и стиль управления, которые работают как единая команда. Такой директор-демократ может принимать участие в тренинге на равных со своими подчиненными, поскольку ни он, ни они ничем не рискуют: ведь уже в рабочей среде у них принято открыто обсуждать проблемы и совместно искать их решения. Если организация-заказчик такова, то тренинг, в котором участвуют все сотрудники вместе со своим директором, будет еще больше укреплять внутрикомандные связи и усиливать сплоченность группы. Это замечательно, и в этом случае тренер только поддерживает позитивные тенденции. Но чтобы не ошибиться и правильно выявить систему взаимодействия, имеющуюся в коллективе, а также уровень развития команды, тренер должен открыто обсудить с руководителем компании эти вопросы в момент принятия заказа. Тут возможны два варианта развития событий: либо достигнутая договоренность, либо конец отношений. От того, насколько хорошо вы в диалоге с заказчиком проясните ситуацию и насколько полное представление получите о целях и задачах тренинга, будет зависеть дальнейшее разделение ролей, зон ответственности и общее развитие сюжета.

Перейти к списку статей

Смотрите также
Основные теоретические понятия семейной психотерапии по Хеллингеру
Практикуя феноменологический подход, Хеллингер указывает на различные аспекты совести, которая выступает как "орган равновесия", с помощью которого мы способны почувствовать - живем ли мы в согласии с нашей системой или нет. Ключевые слова в семейной терапии Хеллингера: "совесть" и "порядки". Совесть охраняет порядки совместной жизни в рамках личных отношений. Иметь спокойную совесть означает только одно: "Я уверен, что я еще принадлежу к моей системе". А "неспокойная совесть" означает риск, что мне больше не может быть позволено принадлежать к этой системе. Совесть реагирует не только на право принадлежности к системе, но и на равновесие между количеством того, что индивидуум отдал другим членам в своей системе, и тем, что он получил от них.
Тренинг «Развитие сплоченности школьного коллектива»
Вероятно, в любом коллективе (учебном, производственном) возникает вопрос, связанный с групповой сплоченностью. Вопрос этот важен потому, что от уровня развития коллектива, степени его сплоченности зависит эффективность работы группы, а также психологический комфорт каждого ее члена.