Оставьте отзыв о «Новом веке»
Допустимы изображения в формате jpg, gif или png
Перетащите файл для загрузки или
выберите файл
Не публикуется в открытом доступе
Оставьте отзыв о мероприятии и/или консультанте

Ваш отзыв очень важен для нас! Заполните, пожалуйста, форму.

Ответ

Прочтите ответ на свой вопрос. Возможно, при первом чтении вам не откроется весь смысл сказанного, а, может быть, вы даже не увидите связи между своим вопросом и полученным ответом. Понимание ответа может прийти к вам сразу, а может спустя дни и недели. Наберитесь терпения и ответ прояснится для вас при более вдумчивом чтении и последующем размышлении над прочитанным.

Заказать обратный звонок

Заполните форму, и мы обязательно вам перезвоним!

Запись на тренинг
Задать вопрос
Поле обязательно для заполнения
Поле обязательно для заполнения
Аренда аудитории

Для аренды аудитории заполните заявку.

Оплата аренды аудитории
О нас Новости Консультации Программы Расписание Оплата Аренда аудиторий Контакты
Главная страница » Статьи » Психологическое образование » Нарциссизм. Часть четвёртая. Пограничная динамика у людей с нарциссической структурой характера.

Нарциссизм. Часть четвёртая. Пограничная динамика у людей с нарциссической структурой характера.

Нарциссизм. Часть четвёртая. Пограничная динамика у людей с нарциссической структурой характера.

  Нарциссизм. Часть четвёртая.

Пограничная динамика у людей с нарциссической структурой характера.

Автор: выпускница Института "Новый Век", психолог-кнсультант Мария Гиниятова

 

В основе зависимой нарциссической структуры характера лежат особенности пограничной динамики. Нэнси Догерти и Жаклин Вест отмечают: «В данной структуре нарциссические защиты покрывают более ранние защиты Самости, поэтому переживания и образы зависимого нарцисса менее фрагментарны и не так кровожадны. Такой человек доведет себя до изнеможения, но не будет резать вены. Но он является непосредственным порождением пограничной реальности» .

Межличностные отношения зависимого нарцисса не так противоречивы и столь накалены, как у пограничной личности. Но если зависимый нарцисс потеряет связь с отзеркаливающим и идеализируемым человеком, он может регрессировать в примитивный пограничный хаос, где связь только что сформированных Я-структур будет поставлена под угрозу. Но, в то же самое время, эта регрессия может быть необходима, чтобы запустить созидательное взаимодействие между Эго и Самостью. Типичные зависимые Пуэллы ныряют из одних отношений в другие, желая встретить родственную душу, «а чтобы добиться восхищения другого человека, пускают в ход все свое обаяние, подкупая юношеской непосредственностью».

В терапии у клиентов с пограничной структурой характера позитив и негатив быстро сменяют друг друга. Границы между терапевтом и клиентом, а также между сознательным и бессознательным могут размываться. По мнению Нэнси Догерти и Жаклин Вест «терапевт должен намеренно удерживать в своем сознании мысль о целебном эффекте, который дает проживание вместе с пациентом всех его многообразных ощущений, при условии, что терапевт аккуратно их разъясняет и тем самым содействует зарождению рефлексивного сознания у пациента». Терапевту необходимо выдержать эти состояния, не принимая мер наказания. Клиент должен видеть в терапевте человека, который сохраняет к нему доброе отношение, который не уйдет. «Если терапевт умеет отслеживать собственные чувства и защиты, то он сможет сохранить с пациентом устойчивый, действенный и нерушимый контакт».

Вышеупомянутые авторы отмечают, что когда человек с пограничной структурой не отдается во власть аффективного бессознательного, а учится выстраивать с ним отношения, он получает доступ к его богатому созидательному потенциалу. Человек получает подпитку от архетипов, наполняется жизненной энергией, обретает способность вступать в отношения, наполненные глубиной, чувствами, страстью.

Люди с пограничной структурой характера очень нуждаются в общении, но, чувствуя близость к другому человеку, впадают в панику из-за страха поглощения и тотального контроля. В то же самое время, когда они отстраняются от людей, они чувствуют себя до боли покинутыми, одинокими. Ни близость, ни дистанция не приносят им комфорта.

Клиницисты-теоретики склонны объяснять структурные нарушения одной базовой причиной: например, желание пациента контактировать встречает препятствия (Кохут) или пациентом движут агрессивные импульсы (Кернберг). Человек с пограничной структурой характера одновременно может сближаться и отталкивать человека, в одну минуту любить, а в другую ненавидеть. Он жаждет близости, но тем самым отталкивает других. Он хочет контакта, но разрывает отношения, бросает работу.

Шварц-Салант отмечает, что пограничный человек погружается в «душевные состояния, которые поступают вплотную и выходят за границу, разделяющую личное и архетипическое, вследствие чего аспекты того и другого переплетаются между собой зачастую самым необычным образом». Он также считает, что пограничному человеку не хватило эмпатических откликов со стороны значимых людей и у него отсутствует внутренняя положительная репрезентация Я и внутренних структур. Такой человек переживает архетипическое в негативной форме, не имея доступа к позитивному переживанию. Психика человека распадается на множество частей, чтобы заглушить боль. Таким образом, человек не может прийти к согласию с самим собой и с окружающим миром.

Люди, личность которых организована вокруг поддержания самоуважения путем получения подтверждения со стороны, психоаналитики называют нарциссическими. Подводя итоги, скажу, что люди с данным типом личности не умеют принимать других людей, не осуждая и не используя. Им сложно любить не идеализируя, выражать подлинные чувства без стыда. Они нуждаются в других, но любовь к ним поверхностна. Такому типу личности свойственны противоположные состояния Эго: грандиозное – когда все хорошо или истощенное – когда все плохо. У таких людей присутствует страх резкой потери самоуважения. Они стремятся отрицать раскаяние и благодарность. Нуждаются во внешнем подтверждении, чтобы ощущать внутреннее соответствие.

Кохут утверждал, что фундаментальной проблемой развития нарциссического типа личности является неотзывчивость ранних объектов самости, Кернберг полагал, что у этих пациентов количество агрессивного влечения чрезмерно вследствие сочетания врожденной силы инстинктов, слабого эго, неспособного выдерживать тревогу, и серьезной внешней травмы со стороны родителей в детстве. Неспособность интегрировать агрессивные и либидинозные объектные связи мешает развитию эго и супер-эго, и в результате дает устойчивость интроектов примитивного супер-эго с садистскими и чрезмерно идеализированными свойствами.

У нарциссической личности нарушена как маскулинная, так и фемининная сфера психической деятельности. Теряется соединяющее начало, связывающее сознание с бессознательным. Вместо взаимоотношений, как с внутренними, так и внешними мужчинами и женщинами, появляется гонка за власть. Трансформация компонентов противоположного пола порождает способность к единению и близким отношениям с другим человеком, основанным на сознательных установках и существовании общих потребностей. В процессе трансформации нарциссического расстройства личности и во внешнем, и во внутреннем мире рождается взаимосвязь с людьми, с которыми раньше взаимодействие не складывалось.

При работе с данным типом личности, в первую очередь необходимо осознать защиты пациента с целью понимания структуры характера пациента. Так он обретает понимание этих механизмов, как с ними работать, а затем может объяснить их пациенту. 

Второй этап – работа с переносами. Он представляет собой попытку восполнить существовавшее в детстве слабое зеркальное отражение, послужившее причиной образования нарциссической структуры. Во время нарциссических переносов у пациента всегда параллельно развивается спектр негативных чувств по отношению к психологу. На этом этапе подавляющее большинство интерпретаций должно относиться либо к переносу, либо к внешним объектным отношениям, либо к деятельности, в которую вовлечен клиент. Основное убеждение нарциссического типа личности, что для деятельности не существует никаких ограничений, а для отдыха - никакой возможности. Таким образом может наблюдаться активность, которая кажется бесконечной для достижения максимальных результатов или выполнения максимального количества задач. Такой максимализм может наблюдаться и в терапевтической деятельности.

Третий этап терапии характеризуется тем, что расщепленная Самость соединяется с создающей наслаждение архетипической энергией. Радость и наслаждение может сменяться ожиданием нападения. На этом этапе повляется собственное сознание клиента, и клиент начинает видеть свой внутренний мир. К этому времени нарциссические переносы уже давно сформировались и были проработаны, что привело к видимым изменениям в поведении и образованию новой психической структуры. На этом этапе концентрация терапевта может сменяться рассеянностью и наблюдается скукой. Задача терапевта на этом этапе – помочь клиентку пережить ярость и злость, которые скопились внутри и пройти инициацию, приняв свои внутренние части. Необходимо помочь клиенту интегрировать его садистскую энергию, воплощенную в образе матери. Воссоединение с «радостным ребенком» представляет собой аналитическую дорогу по направлению к архетипической реальности. Энергии ребенка проникают в Эго, наполняя его символическим ощущением целостности, заложенным в Самости и в отношениях с окружающими, и вместе с тем ведут Эго к архетипической реальности. Постепенно клиент начинает доверять своему взгляду, его Эго становится крепче, появляется индивидуальность. Устанавливается связь с появляющейся Самостью, которая позволяет клиенту ощутить в себе мужество. У клиента появляется достаточно энергии, чтобы видеть и знать, и тогда исчезает необходимость в защитном процессе.

Перейти к списку статей

Смотрите также
Прощение и архетип Воина
Это статья - размышление, двигающаяся от одной темы к другой, но стержнем всё-таки является тема прощения. Возможно она покажется вам несколько непоследовательной или неоконченной, но надеюсь, несмотря на это, вы найдете в ней ценные для себя наблюдения.
Нарциссизм. Часть третья. Эго-психология как инструмент укрепления Эго у лиц с нарциссической структурой характера.
В конце 1960-х годов Кохут выступил как основатель нового направления в психоанализе и психотерапии, которое получило название психологии самости, или селф-психологии. Оно уделяет внимание Самости человека как его суверенному центру, исследует те векторы развития личности, которые могут способствовать её укреплению и становлению. Теория самости базируется на нескольких ключевых понятиях. Я (селф, самость) – некое ядро личности, развивающееся в процессе взаимодействия врожденных особенностей и взаимоотношений индивида, представляющее собой совокупность отдельных элементов, которые могут быть объединены в некую связную систему. Цель личности состоит в том, чтобы сбалансировать эти элементы между собой, объединить их, наладить связи между данной совокупностью и внешним окружением. Основополагающим в психологии Эго является понятие Я, как структуры, которая организует вокруг себя многообразие опыта индивида, исследует взаимодействие врожденных структур психики и влияние на них внешнего окружения. Объединение впечатлений и нового позитивного опыта дает личности возможности для потенциального роста и развития.