Оставьте отзыв о «Новом веке»
Допустимы изображения в формате jpg, gif или png
Перетащите файл для загрузки или
выберите файл
Не публикуется в открытом доступе
Оставьте отзыв о мероприятии и/или консультанте

Ваш отзыв очень важен для нас! Заполните, пожалуйста, форму.

Ответ

Прочтите ответ на свой вопрос. Возможно, при первом чтении вам не откроется весь смысл сказанного, а, может быть, вы даже не увидите связи между своим вопросом и полученным ответом. Понимание ответа может прийти к вам сразу, а может спустя дни и недели. Наберитесь терпения и ответ прояснится для вас при более вдумчивом чтении и последующем размышлении над прочитанным.

Заказать обратный звонок

Заполните форму, и мы обязательно вам перезвоним!

Запись на тренинг
Задать вопрос
Поле обязательно для заполнения
Поле обязательно для заполнения
Аренда аудитории

Для аренды аудитории заполните заявку.

Оплата аренды аудитории
О нас Новости Консультации Программы Расписание Оплата Аренда аудиторий Контакты

Прощение и архетип Воина

Прощение и архетип Воина

Прощение и архетип Воина

Автор: преподаватель института "Новый век", психолог-консультант Олег Качан

Это статья - размышление, двигающаяся от одной темы к другой, но стержнем всё-таки является тема прощения. Возможно она покажется вам несколько непоследовательной или неоконченной, но надеюсь, несмотря на это, вы найдете в ней ценные для себя наблюдения.

Периодически сталкиваясь в работе с клиентами с темами обиды, вины, предательства, доверия, особенно в каком-то неожиданном для меня ракурсе, я задаю себе вопросы связанные с прощением:

- Всегда ли нужно прощать?

- Важно ли простить, как можно быстрее или пребывание в этих сложных чувствах тоже имеет смысл?

В размышлениях в этой статье я оттолкнулся от мысли "простить и проститься имеют общий корень". И, благодаря этому, вспомнил ещё один ключевой вопрос: "А с чем именно проститься?" Из моего личного и профессионального опыта, простить - это проститься с прошлым. С прошлым - не значит с тем, кого прощаешь и даже не со случившейся ситуацией. С прошлым - это с застрявшими в душе чувствами по поводу того, что произошло.

Пока внутри психики хранится достаточно сильный эмоциональный якорь (пусть даже давно и хорошо закопанный в подсознание) не получится:

1) признать, что история закончилась и осталась в прошлом;

2) расслабиться в отношении похожих ситуаций в будущем.

Итого получаем страх, гнев и печаль (в разных комбинациях), как ниточку в прошлое, и, "бонусом", тревогу, как ниточку в будущее. А тратиться на это будут психические ресурсы здесь и сейчас, т.е. эти нити отнимают энергию от радости или комфортного ощущения в текущем моменте жизни. Таким образом, психологический смысл прощения - это снятие напряжения и возвращение комфортного и свободного ощущения жизни в настоящем моменте.

Но легко сказать "простить", "проститься с чувствами" - и далеко не так легко это сделать. Я неоднократно видел, как прощение становится некой формой насилия над собой. Прощение под давлением авторитетных людей или жестких внутренних убеждений, где "я должен простить", "нужно простить, чтобы ..." вызывают у меня сомнения в пользе такого процесса. Поэтому мне интересно найти тот взгляд на проблему, который поможет прощать с ощущением настоящего освобождения.

Для этого, мне кажется, стоит определить суть прощения. Для обозначения сути я предпочитаю формулу сравнения: что делать НЕ нужно и что стоит делать вместо этого.

Итак,
1) простить НЕ означает

- всё забыть,

- закрыть глаза на произошедшее,

- продолжить позволять другим/другому поступать как было;


2) простить означает

- найти способ снизить накал чувств,

- сделать выводы из ситуации,

- принять решение, как отреагировать сейчас,

- изменить отношение к себе и к другому,

- выбрать свою модель поведения на будущее.

И только после этого опустить гнетущие чувства, т.к. перечисленные действия и были тем, о чем эти чувства просили. По сути, чувства сами уходят, когда их услышали и сделали работу, к которой они призывали.

Если подвести итог: простить - это взять ответственность за бережное обращение с собой на себя самого.

К сожалению этим необходимым для прощения действиям довольно часто мешает сложившееся культуральное восприятие. Существует две полярные установки, которые метафорически можно обозначить, как "всепрощение" и "анафема". С одной стороны, общество подразумевает, что за прощением должно наступить полное восстановление доверия и всё должно стать как было. Увы, такой подход нередко ведет к размыванию личных границ, погружая человека в беспомощность и оставляя ему после прощения лишь роль жертвы.


Второй момент: если другой человек стал объективной или субъективной причиной сильной боли, абсолютизированный вариант всепрощения заведомо отталкивает от идеи прощения. Более того, нередко приводит к противоположному выбору способа избегания внутреннего конфликта - полностью отказаться от отношений, в которых было нарушено доверие. Это может звучать, например, как напряженное "я прощаю, но видеть больше не могу", сказанное сквозь зубы.

В таком ключе тема прощения выводит нас на тему присвоения агрессии и освоению ее конструктивных форм для защиты личных границ. Т.е. простить - это перестроить свои границы в соответствии с тем, что я узнал из контакта с другим. И целью этого изменения границ является сохранение отношений, но уже в другой форме.

Напомню, что существует различие между конструктивным проявлением агрессии (ассертивное, уверенное поведение) и насилием, которое, в свою очередь, может иметь очень даже мягкие нежные формы вплоть до навязанной заботы. Говоря об агрессии и защите границ, мы говорим об архетипе Воина. Воин - это тот, кто видит свои и чужие границы, реалистично оценивает свои силы и силы другой стороны. При этом у зрелого Воина нет задачи напасть, подраться или помериться силами - он уже достаточно знает себя и не поднимает меч без необходимости. Он умеет останавливать, обсуждать, настаивать, предупреждать до того, как возникнет необходимость в более агрессивной форме защиты. И, что ещё важно, зрелый Воин, пройдя в прошлом опыт импульсивных поступков, знает как правильно распоряжаться терпением.

Безусловно, второй составляющей защиты личных интересов при сохранении отношений является уважение своих собственных границ или, отталкиваясь от обратного, способность эти границы не обесценить. Это задача архетипа Монарха. Монарх подтверждает, что граница ценна и достойна защиты, он принимает решения о её изменении (временном или постоянном), доводит эти решения до Воина и с глубоким уважением относится к его работе. При таком взаимодействии шансы Воина выразить агрессию так, чтобы не только сохранить, но и улучшить отношения заметно возрастают.

Таким образом, тема прощения ложится на диагональ Воин-Монарх. Т.е., говоря языком архетипов, для прощения нужно сотрудничество, равновесие сил на данной диагонали. И если не во всей внутренней динамике в целом, то хотя бы в рамках решаемой темы, вопроса или сферы жизни.

Если теперь вернуться к двум моим первичным вопросам в начале статьи, то я бы ответил на них следующим образом:

- "Всегда ли нужно прощать?"

Здесь самое коварное слово "нужно". Прощение может дать расслабление, улучшение самоощущения и ощущение вкуса жизни. Главное не заставлять себя прощать, а найти подходящую форму.

- "Важно ли простить, как можно быстрее или пребывание в этих сложных чувствах тоже имеет смысл?"

В этом вопросе ловушкой является намек на скорость. Прощение - это некая внутренняя работа, пункты которой я описал выше, и на эту работу, конечно, требуется время. Поэтому, чтобы сохранить мотивацию, важно помнить смысл работы над прощением: это признание своей ценности, ценности своих границ и права на их защиту.

Надеюсь вы тоже нашли свои ответы.

Благодарю за прочтение!

Перейти к списку статей

Смотрите также
Нарциссизм. Часть четвёртая. Пограничная динамика у людей с нарциссической структурой характера.
В основе зависимой нарциссической структуры характера лежат особенности пограничной динамики. Нэнси Догерти и Жаклин Вест отмечают: «В данной структуре нарциссические защиты покрывают более ранние защиты Самости, поэтому переживания и образы зависимого нарцисса менее фрагментарны и не так кровожадны. Такой человек доведет себя до изнеможения, но не будет резать вены. Но он является непосредственным порождением пограничной реальности» .